Михаил Ходорковский

Михаил Ходорковский
Свидетели ходорковского

Михаил Ходорковский в дополнительных представлениях не нуждается.

Второй по яркости после Навального лучик света в темном царстве оппозиции. Подобиженный на жизнь еще в годы студента-отличника, которому не дали куска счастья из-за папы-еврея (батеньку звали Борис Моисеевич, что как бы намекает), затаил злость на русскость как явление. Жизнь Миши становится примечательна хоть какими-то, не очень, кстати, светлыми пятнами только в годы перестройки-перестрелки.

Первое значимое слово в жизни непонятного гражданина неизвестной страны – МЕНАТЕП. Откуда у паренька, который планировал заниматься наукой где-то в области химии, бабки на банк, неизвестно.

Благодаря жирным шагам, Ходорковскому удалось протянуть руки загребущие до Правительства. Был советником по самым разным делам в период до 1996 года. Очевидно, что хреново он советовал. Так себе экономист.

Первые поползновения к сектанству появились вместе со страшным для всех судей мира словом «ЮКОС». Благодаря ЮКОСУ Ходорковский вместе с Лебедевым не только знатно обогатились, но и страну необъятную посмотрели, так сказать, заглянули глаза граждан из глубинки, деньги которых нещадно п*здили. Правда вид был так себе – небо, как говорится, в клеточку.

Наворовали знатно и очень быстро, гораздо дольше мазались, что не верблюды. В результате еженощных бдений и беспрестанных жалоб на тяжкую жизнь и государственную нелюбовь, Ходорковский чудом создал себе на толерантном ко всем п*дарасам Западе образ великомученика, сидящего за идею. За то, что много говорил и ныл, Ходорковский получил второе дело, за счет чего увеличил себе срок на 6 лет – с 8 до 14. Потому что говорливых никто не любит, они всегда подозрительные какие-то.

Наворованной нефтью Ходорковский делиться не собирался. Как был миллиардером, так и остается. Вообще говоря, этот местный Дориан Грей за 15 лет нихера не изменился, что намекает на отсутствие глубоких душевных терзаний за нещадно стыренные деньги. Морщины скорби на его довольном лице замечены не были.

Параллельно с ростом долларовой копилки, в Ходорковском росла уверенность в собственной уникальности. В 2001 году случились первые поползновения в сторону активного сектантства – был основан благотворительный фонд «Открытая Россия». Сам Ходорковский во время бурления белоленточных говн почитывал на нарах умные книжки.

После амнистии, Мишка пообещал никогда в политику не лезть, свалил подальше из «любимой» страны, но начал скучать по Родине. Адреналина не хватало. Поэтому он начал активно высказываться, ибо больше ничего не может, ну и материально помогать тоже готов. Собирается спонсировать выборы, а также, почему-то, примеряет на себя роль президентского кресла. Удивительное дело, ведь как в себя надо верить, чтобы думать, что народ, которого ты опустил на миллиарды зеленых, будет за тебя голосовать.

Михаил Ходорковский Михаил Брудно Леонид Невзлин Леонид Лебедев Алексей Пичугин Борис Немцов Парнас Партия Яблоко
ПОКАЯТЬСЯ ГОРЕТЬ В АДУ